Санкт-Петербург
Общество

Старые «Кресты» откроют для всех желающих до конца года, а в новые проведут кабельное ТВ

О самом уютном СИЗО страны в Колпино, о собирательном портрете петербургского зэка и о судьбе комплекса на Арсенальной рассказал начальник УФСИН Игорь Потапенко
Пока старые «Кресты» хоть и свободны от арестантов, но продолжают быть закрытой территорией.

Пока старые «Кресты» хоть и свободны от арестантов, но продолжают быть закрытой территорией.

Фото: Тимур ХАНОВ

С ДОСТАВКОЙ В КАМЕРУ

В «Кресты-2» – самый большой следственный изолятор Европы – арестанты переехали в декабря 2017-го. Огромный комплекс в Колпино рассчитан на четыре тысячи человек, но пока заполнен только на 75 процентов: еще тысячу «постояльцев» сюда переведут до конца года. Подследственных и подсудимых, ожидающих конвоирования или экстрадиции селят в двухместные и четырехместные камеры площадью 15 или 30 «квадратов» соответственно. Такой метраж не в каждой коммуналке!

«Кресты-2» называют самым уютным изолятором в стране, а 70 процентов обращений, которые приходят в УФСИН по Петербургу и Ленобласти, содержат просьбу «поселить» арестанта именно здесь, а не в одном из пяти других изоляторов двух регионов.

– Уют создается людьми, – отметил в эфире радио «Комсомольская правда в Санкт-Петербурге» начальник УФСИН по Санкт-Петербургу и Ленобласти, генерал-майор внутренней службы Игорь Потапенко. – За полгода до переезда сотрудники вне службы работали в Колпино, даже ночевали там, чтобы создать условия для тех, кого туда перевезут: отмывали помещения, расставляли мебель. Душу вложили.

Снаружи не видны ни вышки, ни колючая проволока, но безопасность, уверяет начальник, на высшем уровне.

Снаружи не видны ни вышки, ни колючая проволока, но безопасность, уверяет начальник, на высшем уровне.

Фото: Олег ЗОЛОТО

После первой ночевки на новом месте арестанты поделились впечатлениями, и все были положительными. Концертный зал, спортзал, церковь, музей, госпиталь, тир (для тренировки сотрудников) – это неполный перечень «удобств» новых «Крестов».

– В сизо работают современные телекоммуникационные формы связи, – рассказывает Игорь Потапенко. – Хотим провести в камеры и кабельное телевиденье со стандартным набором каналов.

Единственное, чем «телек» в «Крестах» будет отличаться от обычного, – отсутствием платных услуг: купить подписку на эротический канал не получится. Зато арестантские телевизоры будут с обратной связью. Оборудование позволит не только смотреть программы, но и общаться с адвокатами и родными, а при необходимости получать юридическую информацию.

Сейчас в «Крестах» в Колпино работают несколько продвинутых систем. Для адвокатов и посетителей ввели электронную очередь (а ведь всего два года назад защитники занимали очередь с вечера) и электронную доставку писем. Работает в сизо и бюро передач, и продуктовый магазин, причем «седелец» может сам заказывать съестное с доставкой прямо в камеру и оплатить покупку по карте.

СМЕЛЫЕ, ДОБРЫЕ, ВЕСЕЛЫЕ

Но «Крестам» все равно не хватает счастья.

– Здесь находятся подозреваемые в преступлении, которые переживают за свою судьбу, или уже осужденные, к ним приходят жены, матери и дети, – поясняет начальник. – Это сгусток проблем.

Из менее эфемерного остается проблема транспортной доступности: запустили два автобусных маршрута до метро и до железнодорожной станции «Колпино», но открытие новой автомобильной дороги и станции «Корлпино-2» еще впереди. Предстоит разобраться и с иногородними посетителями, для них рядом с «Крестами» хотя организовать гостиничные номера.

Начальник УФСИН по Санкт-Петербургу и Ленобласти, генерал-майор внутренней службы Игорь Потапенко.

Начальник УФСИН по Санкт-Петербургу и Ленобласти, генерал-майор внутренней службы Игорь Потапенко.

Фото: Артем КИЛЬКИН

Одной из главных проблем остается недобор сотрудников. С открытием новых «Крестов» число мест для арестантов выросло вдвое, штат сотрудников расширили на 500 человек. Вот только добираться на работу в Колпино желающих не так много. К тому же, весь прошлый год из-за пробела в новом законодательстве сотрудникам УФСИН платили на 10-15 тысяч меньше, чем служащим на аналогичных должностях в МВД и Росгвардии. Сейчас ситуация с зарплатами выровняли, но часть работников все равно успела уйти.

– Нам нужны люди смелые, добрые и веселые, как говорил Петр Первый, – улыбается Игорь Потапенко. – А главное, с желанием служить делу. Образование, подготовка? Мы доучим! Главное, чтобы человек был отслуживший, с образованием не ниже среднего профессионального и без судимостей. Работа у нас незаметная, но важная: мы защищаем общество от преступности.

Желающим поработать в новых «Крестах» обещают от 24 до 75 тысяч рублей в месяц, медицинское и социальное обеспечение всей семьи и ранний выход на пенсию.

СИЗО ЖАЛКО

Старые «Кресты» хоть и свободны от арестантов, но продолжают быть закрытой территорией, принадлежащей ФСИН. После переезда и в Петербурге, и в Ленобласти освободилось семь зданий и два комплекса. Комплексы уже передали Росимуществу. Но на Арсенальной по-прежнему трудятся более 600 сотрудников.

– Передавать «Кресты», чтобы там что-то рисовали и строили, честно скажу, жалко, – признается Потапенко. – Там отбывали наказание Троцкий, Луначарский, Гумилев. 400 сотрудников в первые дни войны ушли на фронт, многие погибли, об этом напоминают мемориальные комплексы. Там служили герои СССР и России. Это памятник архитектуры. Это история не только уголовно-исполнительной системы, но и города и страны.

План по старым «Крестам» таков: не просто сохранить, но и развить. Уже в этом году обещают открыть сюда свободный доступ для всех желающих!

– Прорабатываем вопрос свободного доступа в один из первых храмов в нашем городе, который находится внутри комплекса, а также посещения музейной экспозиции, – поясняет Потапенко. – Пока приводим территорию в порядок, дорабатываем алгоритм и согласовываем его с городскими властями.

ВЕРНУТЬ В ОБЩЕСТВО

Сейчас за решеткой в Петербурге и Ленобласти отбывают наказание более 13 000 человек.

– Среднестатистический заключенный Петербурга – это человек, уже отсидевший три-четыре раза, осужденный по тяжким и особо тяжким статьям (убийство, терроризм, педофилия), на 90 процентов связанный с распространением или употреблением наркотиков, – рассказывает руководитель УФСИН. – Среднестатистический срок – 7-15 лет. 75 процентов преступлений в Петербурге совершают под алкоголем или наркотиками.

10 лет назад заключенных в двух регионах было 20 000. При этом не было тех, кого наказывают, не лишая свободы, – например, отправляют на принудительные работы. Нынче только в квартал в исправительные центры попадает 25 000 человек.

Работает в сизо и бюро передач, и продуктовый магазин.

Работает в сизо и бюро передач, и продуктовый магазин.

Фото: Олег ЗОЛОТО

Из карательной система стремиться к исправительной. С преступниками практикуют индивидуальный подход. Работать, будучи за решеткой, не заставляют, но пытаются убедить, ведь отдавать долги и платить штрафы, если их присудили, все равно придется. В девяти исправительных колониях обрабатывают дерево и металл, собирают мебель. Потихоньку запускают проект по переработке мусора.

– Процентов семь заключенных – взрослые мужчины даже без среднего образования, – отмечает генерал-майор. – У нас работают вечерние школы, ПТУ, где обучаем по 17 профессиям: сварщики, электрики, штукатуры, плотники, автомеханики. На выходе из колонии человек получает образование и практику, за шесть месяцев до освобождения ему предлагают варианты трудоустройства. В прошлом году 10 заключенных получили высшее образование. Что такое исправить? Это вернуть в общество.

СПРАВКА «КП»:

Следственный изолятор №1 «Кресты» изначально построили как одиночную тюрьму, рассчитанную на тысячу уголовников. При императрице Анне Иоанновне на месте «Крестов» стоял «Винный городок», который в 1868-ом преобразовали в центральную пересыльную тюрьму, или так называемый «централ». Нынешний комплекс возвели по проекту архитектора Антония Томишко в 1884-1892 годах. В народе тюрьму прозвали «Крестами» из-за двух корпусов крестообразной формы.

ИЗВЕСТНЫЕ ЗАКЛЮЧЕННЫЕ:

– революционеры Владимир Антонов-Овсеенко, Павел Дыбенко, Лев Каменев, Анатолий Луначарский, Лев Троцкий;

– поэт Николай Заболоцкий;

– историк, сын Анны Ахматовой и Николая Гумилева Лев Гумилев;

– маршал Константин Рокоссовский.

ОДИН ПОБЕГ И ДВЕ ПОПЫТКИ:

11 ноября 1922-го – бандит Ленька Пантелеев с сообщниками покинул тюрьму, прибегнув к помощи одного из надзирателей; на стену беглецы вскарабкались по наваленным дровам, а снаружи спустились по веревкам из одеял;

3 марта 1991-го – налетчик Сергей Мадуев («Червонец») пытался бежать, при этом воспользовался револьвером, который ему передала следователь;

23 февраля 1992-го – семь заключенных по инициативе обвиняемого в убийстве Юрия Перепелкина пытались бежать, взяв в заложники двух контролеров; троих беглецов убили во время штурма, один заложник погиб из-за удара заточкой в грудь.