Премия Рунета-2020
Санкт-Петербург
Происшествия
Эксклюзив kp.rukp.ru
21 мая 2021 8:03

«В то утро мы говорили о детях»: Главный нефролог Петербурга - об обвинении в убийстве жены, о любви к ней и романе на стороне

Александр Земченков в эксклюзивном интервью «КП» в Петербурге» впервые рассказал, какие отношения у него были с супругой до ее пропажи, почему она собиралась разводиться, но не развелась и что бы после ареста он хотел сказать обществу
Главный нефролог Петербурга обвинен в убийстве супруги

Главный нефролог Петербурга обвинен в убийстве супруги

Фото: Олег ЗОЛОТО (архив)

В Санкт-Петербурге продолжают расследовать мрачный детектив с убийством длиною в 11 лет. 50-летняя Ирина Земченкова была известным потомственным врачом-гинекологом. Ее муж – главный нефролог Санкт-Петербурга, заведующий отделением диализа Мариинской больницы, доцент Александр Земченков. Пара воспитывала троих детей и казалось идеальной со всех сторон. Но 23 февраля 2010 года Ирина пропала, а ее поиски тогда не дали никаких результатов. Спустя 11 лет следователи задержали ее мужа. Они уверены, за этим делом кроется тайная жизнь нефролога. По версии следствия, врач мог расправиться со своей женой из-за любовницы, которая сейчас стала его супругой. Поначалу Александр Земченков признался, что убил Ирину по неосторожности. Но позже отказался от этих показаний.

Все это время сам нефролог хранил молчание. «Комсомолка» в Петербурге» передала свои вопросы Александру Земченкову через его адвоката Михаила Иванова. И сейчас впервые в эксклюзивном интервью «КП-Петербург» Александр Земченков рассказал, как пропала его супруга, какую книгу об этом он пишет в СИЗО, почему он сначала признался в убийстве, знала ли его Ирина Земченкова о романе на стороне и действительно ли все у них шло к разводу…

Земченков с пропавшей женой Ириной и детьми

Земченков с пропавшей женой Ириной и детьми

«ЛЮБОВЬ В СЕМЬЕ УДАЕТСЯ СОХРАНИТЬ НЕ ВСЕМ»

- Расскажите, как вы познакомились с Ириной?

- Мы учились на одном курсе, Ирина была веселая и общительная. В те года у нас кроме учебного периода было еще одно время для более близкого знакомства – стройотряды. Так мы и познакомились.

- Какие отношения у вас были с женой в 2010 году?

- К сожалению, за 27 лет совместной жизни не всем удается сохранить любовь в семье. К 2010 году и даже ранее наша семья стала хорошим товариществом по воспитанию и созданию «материальной базы» для троих детей.

- Помните ли вы тот вечер, когда она вернулась из театра за ночь до своего исчезновения? О чем вы разговаривали? Были ли ссоры? Или вы мирно легли спать?

- Я не очень хорошо помню тот февральский вечер - он ничем не отличался из остальных. В памяти, скорее, многократно повторенные ответы на вопросы следствия в 2011-2012 годах. Ссоры не было. Ссор у нас практически и не бывало.

Ирина пропала 23 февраля 2010 года

Ирина пропала 23 февраля 2010 года

- Что было в то утро, когда она пропала? О чем вы разговаривали? Были ли ссоры, как она ушла? Потом вернулась?

- То же относится и к утру следующего дня. Надо сказать, что мы немного проводили времени вместе дома. Жена работа в трех местах, дежурила в роддоме. Трижды в неделю я вечерами водил младшую дочь в художественную школу. Когда оказывались вместе, иногда вскрывали неразрешенные проблемы и задачи, касающиеся детей, дома, дачи, здоровья, иногда – все вместе, как и в то утро. Ссорой это не было. Ушла она, собравшись как обычно. Через несколько минут вернулась из-за забытого телефона.

- Есть мнение, что вы никогда не звонили отцу своей супруги, но в то утро позвонили. Расскажите, так ли это и почему совершили звонок?

- Едва ли на этот вопрос ответишь односложно. Родители Ирины очень энергичные, деятельные люди. К сожалению, руководящий стиль они переносили и на отношения к дочери. Сразу после свадьбы мы уехали в «дворницкую» (помещение для дворника в институте – прим.ред.). Я работал на этой специальности в студенческие годы. После рождения старших детей прожили с родителями около 10 лет, уехав потом в коммунальную квартиру. В тот вечер отец позвонил Ирине, с ее слов, 16 раз, она не ответила, хотя и видела эти настойчивые звонки. Вернувшись домой поздно, также не стала перезванивать. Поэтому утром я позвонил ее родителям, сказав, что все в порядке. А в стандартных ситуациях я, действительно, звонил очень редко, звонила жена или они. Дети до сих пор часто уклоняются от звонков деда, он «разыскивает» их через меня.

Главный нефролог Петербурга был арестован по обвинению в убийстве

Главный нефролог Петербурга был арестован по обвинению в убийстве

Фото: Олег ЗОЛОТО (архив)

«ИРИНА ЗНАЛА О МОЕМ РОМАНЕ ЕЩЕ ЗА ТРИ ГОДА ДО ПРОПАЖИ»

- Когда и как вы поняли, что ваша супруга пропала? Почему не удалось найти записей с камер наблюдения, как она выходит из дома?

- Она не вернулась к вечеру домой, телефон ее не отвечал. Что касается записей с видеокамер… Поймите, мы искали человека, а не подтверждение тому, что она вышла из дома. Когда через неделю оперативные сотрудники пришли изымать записи, они уже оказались перезаписаны новыми.

- Вы нанимали частного сыщика для поисков, что он смог узнать?

- Да, я нанимал частного сыщика. Так случилось, что его порекомендовали и тестю. И это стало еще одним поводом к подозрениям (от сыщика тестю стало известно о романе зятя на стороне, – прим.ред.).

- Какие у вас отношения с бывшим тестем?

- Бывших тестей не бывает, у нас с ним сохранялись отношения все 11 лет, как и с тещей до ее смерти, отношения напрягались только в периоды после визитов к ним оперативников. В остальное время я участвовал в организации медицинской помощи, вместе с детьми мы поддерживали в порядке его квартиру. Я был гостем на его юбилее – 90-летии.

- Есть версия, что вы совершили преступление из-за романа на стороне. Знала ли Ирина Геннадьевна об этих отношениях?

- Этот роман, прерывавшийся и возобновлявшийся, не был для Ирины секретом с 2007 года. В этих условиях, согласитесь, он как-то не выглядит мотивом для преступления.

- Как вы познакомились и влюбились в вашу будущую супругу Анастасию? Через какое время вы сделали ей предложение, помните ли вы, как это было?

С новой супругой у Александра Земченкова двое маленьких детей

С новой супругой у Александра Земченкова двое маленьких детей

- С будущей женой я был знаком давно - наш профессиональный мир довольно узок. Мы все общаемся: на конференциях, в лечебной работе, в профессиональном образовании. Так что чувства наши возникли не внезапно. Да и вопрос о создании семьи всплывал и отходил на второй план (но не забывался) ни один год.

«ОТ РАЗВОДА НАС УДЕРЖАЛИ ДЕТИ»

- Подруга Ирины Геннадьевны говорит, что ваша супруга несколько лет знала о том, что у вас были романы на стороне. И она собиралась подавать на развод. Так ли это? Или как было на самом деле?

- Я уже говорил об отношениях в нашей семье. Тема развода неизбежно всплывала. Но она никогда не доходила до конкретных планов. Наверное, нас останавливали дети. Дополнительным фактором была неразрешенная (хоть и решаемая проблема) со здоровьем жены. Ну и в 2009 и в начале 2010 года Анастасия состояла в не очень удачно сложившемся браке (слишком яркие и эмоциональные они были оба).

- Почему вы изначально признались в преступлении?

- Все эти 10 лет, в отсутствие моей причастности в пропаже Ирины, следствием на меня неоднократно возобновлялось давление. Как и в этот раз, давление на меня началось с момента моего задержания и постепенно усиливалось. Оперативные сотрудники указали мне, что если я не признаю вину, то обвинение будет предъявлено другим членам моей семьи. Мне стало страшно за них. Их жизнь, здоровье и благополучие является высшим приоритетом моей жизни. Оперативники предложили признать вину в убийстве Ирины Геннадьевны по неосторожности, пояснив, что по этой статье меня не будут привлекать к ответственности из-за сроков давности. При этом их устроит такой вариант, так как таким образом они смогут «закрыть» проблемный материал и отчитаться наверх об успешно проделанной работе. Согласовав содержание текста с оперативным сотрудником, я решил без консультации с адвокатом пойти на самооговор и признать вину по ч.1 ст. 109 УК РФ (убийство по неосторожности), написав собственноручно чистосердечное признание.

Новая супруга нефролога Анастасия

Новая супруга нефролога Анастасия

«ИРИНА ПОЛЬЗОВАЛАСЬ ВТОРЫМ ТЕЛЕФОНОМ»

- Ваша версия, что могло произойти с Ириной Геннадьевной?

- У меня нет оснований строить версии. Мы вместе с тестем слышали от сотрудников последнего места работы Ирины, что она пользовалась вторым телефоном, но представить ее участником какой-то противоправной деятельности я не могу.

- Что бы вы хотели передать вашим коллегам и общественности?

- Я общаюсь с близкими коллегами через электронную почту ФСИН. Ощущаю их помощь. Распространенный в сети пост получил несколько сотен комментариев в поддержку. Той части общественности, которая интересуется этим делом и меня знает, я могу лишь заявить о своей полной непричастности к возможному преступлению.

Врач отрицает свою вину

Врач отрицает свою вину

- На какое решение суда вы рассчитываете?

- Повторюсь, я был слишком далек от юриспруденции и совершенно не знаком с судебной практикой, у меня в прошлом никогда не было адвоката. Мои суждения по этому поводу будут совершенно профанскими, а предсказывать суждения адвоката, наверное, не стоит.

«В СИЗО ПИШУ КНИГУ О СЛУЧИВШЕМСЯ»

- Как проводите время в СИЗО, кто ваш сокамерник? Чего вам сейчас не хватает?

- Не хватает мне, конечно, моих близких, хоть мы и часто общаемся в письмах с женой и старшими детьми, которые организуют мою защиту и поддержку. Отстранена от дел только старшая дочь, которая, к счастью, готовится стать мамой. По их предложению я занялся доступным творчеством: готовлю брошюру «Как сохранить здесь здоровье», начал писать книжку по профессиональным вопросам и полу-художественное описание своей истории. Для последней задачи требуется подготовка - читаю классику. Один из трех моих соседей оп камере – профессиональный спортсмен и тренер – занимаемся под его твердым руководством физподготовкой, безнадежно проигрываю ему в шахматы. Так что условия содержания пока приемлемые. Понимаю, что все легко это исправить, в том числе учитывая неоднократные упоминания мне об этом со стороны оперативных сотрудников, сопровождающих дело, в ходе состоявшихся визитов в СИЗО №1 в отсутствие моих адвокатов. Но незримое присутствие моих близких останется со мной навсегда.

КОММЕНТАРИЙ АДВОКАТА

Адвокат Михаил Иванов

Адвокат Михаил Иванов

«Причастность к убийству не доказана»

- Прежде всего, хотелось бы отметить, что инкриминируемое моему подзащитному преступление не раскрыто, как это заявляется следствием и в СМИ, - заявил адвокат врача Александра Земченкова Михаил Иванов. - Причастность Александра Юрьевича к убийству Ирины не доказана. Не подтверждалась и не подтверждается сейчас прямыми свидетельскими показаниями и иными очевидными фактами. В уголовном деле, расследуемом уже более 10 лет, мы видим массу существенных противоречий, способных поставить под сомнение само событие преступления. А очевидное давление системы под различными предлогами, к сожалению, способно сломить волю человека, не совершавшего преступление, в момент.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Когда Ирина пропала, мы стали поддерживать друг друга: жена главного нефролога Петербурга объяснила, мог ли он убить свою бывшую из-за нее

Анастасия Сабодаш впервые откровенно рассказала, как у нее завязались отношения с Александром и что он сам говорил ей об исчезновении первой супруги (подробности)

Дочь главного нефролога Петербурга, обвиненного в убийстве жены: «Мы думали, что мама потеряла память или ее похитили бандиты»

Девушка впервые рассказала, что им говорил отец о своей причастности к пропаже Ирины и как все эти годы искала свою мать (подробности)

«Терпела измены годами»: Подруга убитой жены главного нефролога Петербурга вскрыла правду о задержанном муже

Наталья Корнеева дружила с пропавшей женщиной с университета. Ирина делилась с ней самым сокровенным, в том числе о непростых отношениях с мужем (подробности)